Игра накануне кризиса трех лет

Возраст 36 месяцев

Вере исполнилось три года, и это будет последняя глава в этой книжке. Возраст от года до 3-х лет обозначен в психологии термином преждевременное детство. Завершается этот период кризисом 3-х лет. Новообразования 3-х лет, это по Л.И. Божович, возникновение «системы Я». Л.С. Выготский именует такие симптомы как Игра накануне кризиса трех лет негативизм, упрямство, строптивость, трудновоспитуемость, соответствующими для кризиса 3-х лет. Они обоснованы своим развитием малыша. А конкретно, сформированность внутренней картины мира позволяет ребенку конкретно сейчас настаивать на изменении собственной социальной позиции. Развитие самосознания малыша приводит к потребности действовать самому. Мы сталкиваемся тут с примером эволюцио-нирования сложной системы и потому Игра накануне кризиса трех лет обязаны апеллировать к синергетическим терминам.

Если рассматривать психическое развитие малыша как самоорганизацию открытой нелинейной и неуравновешенной системы, то последовательное и взаимообусловленное формирование физиологических, когнитивных и аффективно-эмоциональных структур проявляется при содействии индивидума с наружной средой

Узнаваемый теоретик Курт Левин в собственной «теории поля» в особенности выделял, что поведение человека должно Игра накануне кризиса трех лет пониматься, исходя из всей совокупы наличных на этот момент фактов и событий его психологической жизни. Ибо любая часть находится в зависимости от каждой другой его части. К.Левин употребляет понятие «жизненное пространство», понимая под этим саму личность и ее психологическое окружение в том виде, как они есть для этой личности. Развивая эту Игра накануне кризиса трех лет идея, Е.Н. Князева пишет, что поведение человека не зависит ни от прошедшего (его фурроров либо неудач), ни от грядущего (планов и целей), а поведение находится в зависимости от нынешнего состояния поля. Личный ландшафт сознания — это конфигурация внутреннего места и наружного окружения. «Прошлое влияет на ход жизни Игра накануне кризиса трех лет перед точками бифуркации, т.е. моментами решающего выбора, если точка бифуркации пройдена, то выбор пути совершен и определяется быстрее будущим, чем прошедшим и строится в согласовании с одной из структур-аттракторов развития». (Князева Е.Н.)

Е.Б.Волосова приводит последующие характеристики развития малыша к трем годам. Посреди характеристик когнитивного развития отмечаются Игра накануне кризиса трех лет: умение различать семь цветов диапазона и отыскивать подходящий цвет по эталону; умение поочередно вкладывать наименьшую фигурку в схожую огромную: матрешки, мисочки, формочки. Ребенок уже умеет подбирать плоские геометрические фигуры по эталону: круг, квадрат, треугольник, трапеция, овал.

В рамках речевого развития считается, что ребенок произносит до 1500 слов Игра накануне кризиса трех лет. Употребляет речь, для выражения желания, чувства, воспоминания. Гласит ординарными грамматически верно оформленными фразами, свои деяния нередко аккомпанирует речью. Начинает использовать придаточные предложения.

В этом возрасте ребенок уже способен разучивать стихи, песенки отрывки из сказок. В его речи проявляется словотворчество и склонность к рифмовке. Именует на картинке животных, их детенышей Игра накануне кризиса трех лет, предметы быта, одежку, посуду, технику, растения. Стремительно отвечает на вопрос «как тебя зовут», знает свою фамилию. Отличает людей по принадлежности к полу и по возрасту: мальчишка, девченка, тетя, дядя, дедушка, бабушка. Знает заглавие частей тела: голова, шейка, спина, грудь, животик, руки, ноги, пальцы. Ребенок этого возраста может разъяснить предназначение частей Игра накануне кризиса трех лет тела: глаза, чтоб созидать, уши, чтоб слушать и т.д. Нередко можно следить, что ребенок уже имеет некое представление о числе, указывает и гласит: один, два, три, много, не много. Проявляет энтузиазм к дискуссиям взрослых меж собой. Ребенок уже научается продолжительно слушать сказку, читаемую взрослым либо записанную на аудиокассете.

Бытовые Игра накануне кризиса трех лет способности. Одевается без помощи других с маленький помощью взрослых. Раздевается без помощи других. Застегивает несколько пуговиц. Делает поручения из 2-ух действий, отнеси, поставь, принеси. Может вымыть руки с мылом, помыться вытереться полотенцем, регулирует свои физиологические потребности. Гласит «спасибо», здоровается, прощается.

Физическое развитие. Делает сразу два деяния: топает и хлопает Игра накануне кризиса трех лет, катается на трехколесном велике. Не опасается плавать, поддерживаемый взрослым, либо с водоплавающим поясом. Просто перешагивает через препятствие на полу, перепрыгивает через линию на полу. Спрыгивает с маленький высоты, к примеру, с последней ступени лестницы. Бегает, подпрыгивает, кидает и ловит мяч, подражает движениям сверстников либо взрослых: кидает, подлезает, кружится, пританцовывает.

Еще Игра накануне кризиса трех лет более необходимыми, на наш взор, являются, так именуемые, характеристики социально-эмоционального развития. До того как выявлять эти способности у малыша, нужно убедиться в том, что близкие ребенку взрослые также полностью адекватны в проявлении приводимых ниже фактов чувственного поведения. У малыша в три года начинают проявляться коммуникативные способности. Они своеобразны Игра накануне кризиса трех лет. Общение со сверстниками имеет форму соучастия. Малышей веселят совместные шалости. Они заражаются весельем и показывают себя друг дружке. (Панфилова М.А.)

Ребенок желает быть неплохим, ожидает похвалы, эмоционально-положительного подкрепления со стороны взрослого. Испытывает эмоциональное ублажение, если сумел что-то выполнить, доволен, когда его хвалят. Переживает, когда ругают Игра накануне кризиса трех лет, испытывает чувство огорчения. Осознает, если кто-то другой делает плохо, дает отрицательную опенку. «Нельзя обижать, драться, разламывать, отнимать». Обозначает словом свое эмоциональное состояние: радуюсь, боюсь.

Чувственно реагирует на музыку, пение, подпевает, передает ритм. Приветливо, чувственно открыто относится к людям, интересуется их деяния ми, может проявлять застенчивость при воззвании к Игра накануне кризиса трех лет нему незнакомого человека. Соображает состояние другого, на базе собственного чувственного опыта.

Французские психологи Плюмет и Бодишон, говоря о соц уме, отмечают, что в 3 — 4 года малыши учитывают существование чужой ментальной жизни, и ребенок адаптирует свое поведение зависимо от психологического состояния другого (чувств, желаний, целей), которые он им приписывает Игра накануне кризиса трех лет. Ребенок начинает сформировывать свою практическую «наивную психологию». (Р1ите1 М.-Н., ВеаисИспоп I.)

К трем годам ребенок подражает мимике, эмоционально-выразительным движениям близких взрослых. Получает наслаждение от общения со сверстниками. Настороженно относится к новым ситуациям.

Обратимся к наблюдениям за Верой. Наступил июнь.

Поведение

Вера, встретив на улице прогуливающего малыша, 1-ая Игра накануне кризиса трех лет задает вопрос «как тебя зовут?» Глядит пристально, как играют другие малыши, время от времени повторяет за ними их игру, периодически берет их игрушки, время от времени при всем этом спрашивает: «Можно это взять?» Сама не проявляет злости к другим детям. Вера не прогуливается в детское учреждение, а поведение малышей, которые Игра накануне кризиса трех лет ей встречаются, обычно контролируется другими взрослыми.

На детской площадке многие малыши, не спросив имени, а быстрее, в качестве выяснения расстановки сил, задают вопрос «Девочка, сколько для тебя лет?» В один прекрасный момент Вера ответила: «Десять» — спрашивавший мальчишка, услышав таковой ответ, просто растерял дар речи. А ей просто нравится произносить Игра накануне кризиса трех лет числительное «десять».

Когда предки хвалят Веру за ее заслуги, ей молвят, что она большая девченка. Обычно ее родителям хватает выдержки, чтоб относиться с осознанием к ее ограниченным по возрасту способностям. Ее обычно не ругают словами, «ну, что ты как маленькая». Если некий ребенок на детской площадке около лестницы либо на горке Игра накануне кризиса трех лет гласит Вере «ты маленькая», она его решительно поправляет: «Я не малая, я большая».

На воззвание бабушки типа: моя дорогая девченка, Вера часто протестует, «Я — не ваша дорогая, я — мамина». Наверное, мать для нее самый главный взрослый. Вот таковы смешные примеры Ве-риного негативизма.

Вера выяснит буковкы М Игра накануне кризиса трех лет, П, А, В. При помощи взрослых она может написать слова Мать и ПАПА. И еще Вера знает, с какой буковкы начинается ее собственное имя. Это совсем не значит, что малыша уже можно учить читать, это только способность уяснить несколько обычных символов.

Негативизм Веры полностью не противоречит ее страстному подражательству. Соц развитие Игра накануне кризиса трех лет малыша навряд ли вообщем может быть без подражания. Вера копирует все попорядку. Можно поименовать такое поведение игрой, а можно именовать «обезьянничаньем». Это, предъявленное нам в активной форме живое, совершающееся на этот момент включение наружных соц событий в свой опыт. В один прекрасный момент папа свалился с Игра накануне кризиса трех лет велика и поранил руку, Вера вкупе с ним сетует, что у нее рука болит. Через неделю у бабушки случился приступ холецистита, ей вызывают скорую, вся семья очень обеспокоена этим событием. И Вера сходу стала постанывать очень натурально: что у нее животик болит. Позже бабушке сделали операцию, Вера навещала ее в поликлинике Игра накануне кризиса трех лет. И на месте хирургического шва Вера лицезрела у бабушки марлевую наклейку на животике. Придя домой, Вера легла на диванчик, задрала платьице, положила на животик тряпку. Ой-ой, не трогайте ее!

Нам охото сказать, что Верина символическая игра достигнула собственного полного развития. Она просто представляет самые различные сюжеты и свободно Игра накануне кризиса трех лет оперирует приемами символической игры, играет без опоры на предмет, употребляет свободно ролевую речь, умеет включать в игру хоть какое свое новое познание, и таким макаром интегрирует новейшую информацию в универсум собственных прежних представлений. Но в согласовании со своим возрастом ее игра очень коротка, сюжет представляет собой практически обыгрывание Игра накануне кризиса трех лет 1-го маленького действия. Мы убеждались уже, что время от времени Вера может изобразить ситуацию, не используя предметы заместители. Этот игровой прием в свободном использовании, обычно приписывается более позднему возрасту. Но почти все зависит, от того поведенческого акта, который ребенок желает воспроизвести, и потому время от времени ребенок решает, что Игра накануне кризиса трех лет для проигрывания этой ситуации сам предмет не очень нужен.

Взрослые не могли удержаться и подарили на денек рождения кукол, представляющих ее возлюбленных героев игр: Буратино и Мальвину. Она поиграла с ними некое время, и ее виртуальные воззвания к Буратино медлительно закончились. Сейчас стало неинтересно орать: «Ау, Буратино», — зная Игра накануне кризиса трех лет, что пластмассовая куколка лежит у матери

В сумке.

Но появились другие виртуальные герои: Утенок и кто-то еще из

мультов...

Игра

Некторое время молчком перебирает игрушки, тяжело точно утверждать: это манипулирование либо раздумье по поводу того, что избрать.

Достала три фигуры и очень выразительно подносит их носом к дереву. Жираф, слон, и лошадка по Игра накануне кризиса трех лет очереди едят дерево. Тут Африка. Позже достала всех других 'животных: «Это я для тебя не дам, он ест другое». Достала другое дерево, позже третье.

Тут проявляется умственная осведомленность в том, чем питаются жираф, слон и лошадка. Также географические представления, что они все должны находиться в Африке. Но собственные вкусовые предпочтения Игра накануне кризиса трех лет оказываются очень близко, и поэтому такие слова как котлета и суп тоже вплетаются Верой в сопровождающую символическую игру речь. Вера оживляется и начинает диалог игровых персонажей:

«Хочешь котлетку?— Да, желаю.'— А вот еще водичка. О-ля-ля, выбегай скорей. Вот еще скотина, выбегай скорей. — Пойдем в Африку? — Пойдем Игра накануне кризиса трех лет!Я для тебя принесла суп».

Что такое Африка, естественно, Вера не знает этого точно. Но она употребляет слово грамматически верно, другими словами соображает, что это некое место, куда время от времени отправляются герои мультов либо отлично знакомый Айболит из сказки К.И.Чуковского.

Взрослый желает уточнить, кто принес суп Игра накануне кризиса трех лет? И даже ждет услышать, что это бабушка либо мать. Но в игре, очевидно, допускается неважно какая трансформация опыта. Верин опыт бытовых ситуаций довольно прочен, и потому она может с ним попробовать поэкспериментировать. Игра дает возможность отступить от однообразия ежедневной повседневности, потому, заместо примелькавшейся бабушки, можно вообразить, что суп приносит лошадка Игра накануне кризиса трех лет. Сложившаяся в голове схема мира довольно устойчива, и Вера не опасается сейчас с ней экспериментировать. Потому на вопрос взрослого Вера забавно отвечает

«Лошадка!» (Вера предлагает корове ложку, двигая фигурой лошадки. Позже, фигурой лошадки достает другие предметы из сумочки, как будто их берет сама лошадка.)

Потребность в манипулировании сохраняется Игра накануне кризиса трех лет всегда, и даже отлично знакомые вещи ребенку всегда любопытно использовать для манипуляций. Ребенку любопытно доставать дерево либо ложечку таким методом, будто бы это делает лошадка. Это ублажение потребности новизны. Можно узреть тут новый уровень манипулирования, который осуществляется в контексте символической игры: играем с лошадью, пусть лошадка и достает. Связь Игра накануне кризиса трех лет лошадки и супа нам не кажется, очень понятной, может быть, Вера просто шалит, и ей охото пошутить. В символической игре неважно какая фантазия полностью дозволительна.

«Я сам для тебя принесу пищу, жираф, у меня есть еще еда». — ( Указывает на деревья. Достает фигурку девченки, длительно крутит у нее ножки) Я Игра накануне кризиса трех лет иду к маме (повторяет 5 раз с различной интонацией).

Этот момент в игре можно обозначить как интонационный тренинг. 5 раз сказать по-разному, и самой слушать, как это может звучать совсем по-разному. Это очень интересно следить со стороны и, безусловно, отражает тренинг очень полезного свойства: для эффективности общения очень принципиально смотреть Игра накануне кризиса трех лет за тем, как ты произносишь фразу, а не только лишь за тем, что непосредственно говоришь. Ситуация символической игры позволяет это сделать не спеша, без излишнего аффективного возбуждения. В момент игры девченку полностью не смущает наблюдающий взрослый, она погружена в игру. Это значит для нее, что она сделала собственный мир и Игра накануне кризиса трех лет действует снутри него. Посторонние наблюдатели не могут созидать мир, который она сделала, и, может быть, не лицезреют в этот момент и ее саму. По последней мере, можно сказать точно, что в азарте игры играющий ребенок по собственному желанию абстрагируется и, кажется, совершенно перестает мыслить об окружающей Игра накануне кризиса трех лет его обстановке.

(Достала собаку) Щенок, ты кто? (Продолжает молчком доставать предметы) Ой, какая Африка!

По-видимому, слово Африка звучит очень нередко. Но мы не будем утверждать, что через игру ребенок познает географию. Мы знаем только, что предки каждый денек дают ребенку просмотреть целую видеокассету мультов, и эту информацию ребенок уже способен включать Игра накануне кризиса трех лет в игру.

(Начинает подкармливать вилкой слона) Он поел котлетку, (поит из 3-х баночек сходу, после этого кладет их назад в сумочку, топает фигурой девченки, и опять начинает крутить ей ножки).

Если игрушка допускает манипулирование, то ребенок этим непременно воспользуется. Но манипуляция не мешает свободному воззванию снутри Игра накануне кризиса трех лет символической ситуации. Подражая кому-то, притворяясь и исполняя роли, детки развивают внутри себя способность к символической репрезентации, т.е. символически изображают коммуникативное взаимодействие всех персонажей. Люди и животные тут мило дискутируют. А еще отметим, что игровой персонаж тут здоровается. В нашей культуре детки значительно ранее научаются гласить «пока», чем здороваться. «Пока Игра накануне кризиса трех лет» детки произносят обычно, заканчивая встречу и адресуясь к человеку, проявившему к ним любезность и бдительность. Гласить «здравствуйте» труднее и фонетически и чувственно: нет еще ясности в том, как вас повстречает этот человек. А вот в игре можно и потренироваться.

(Гласит от лица девченки) «Здравствуй жираф! Скажи, сколько для тебя годиков Игра накануне кризиса трех лет?— Семь. — Не семь, а восемь».

Этот маленький диалог иллюстрирует показавшуюся ранее и сейчас полностью освоенную способность малыша изображать в игре ролевую речь.

Вопрос «сколько для тебя годиков?» показывает нам возможность символической игры подготавливать почву для предстоящего умственного развития, предвосхищая наиблежайшее будущее. Вера еще не умеет считать, но употребляет Игра накануне кризиса трех лет вопросительное слово «сколько». Тут нет противоречия. Таковой вопрос детям задают очень нередко, и предки обычно учат с малеханькими детками надлежащие композиции из пальцев, чтоб демонстрировать верный ответ, не надеясь, что ребенок запомнит заглавие соответственного числительного. Вере всегда нравилось словосочетание «семь-восемь». И она употребляет эту пару числительных Игра накануне кризиса трех лет довольно издавна, не задумываясь о реальном количественном значении.

Мне кажется, что я помню свое состояние, когда сама учила числовой ряд от 1-го до 10, наверное, это могло быть в возрасте 6 либо 7 лет, и я никак не могла уяснить, что после числительного семь следует восемь. А вот для Веры «семь-восемь» уже издавна знакомое Игра накануне кризиса трех лет слово.

Топает фигурой по собственной ножке. Сажает болванчика в теле-жку, длительно крутит ему голову, потом катит телегу по диванчику, по своей ноге, по лицу.

Собственная потребность в тактильных чувствах, также наличие колесиков у телеги делают в этом месте игру снова манипу-лятивной. Хоть какой игрушечный Игра накануне кризиса трех лет автомобиль способен вынудить себя покатать даже взрослого человека. Позже мы смотрим манипуля-тивное движение со щеточкой и автосимволизм, но при всем этом ребенок употребляет глаголы в прошедшем времени и это символизирует окончание некой смысловой ситуации и готовность перейти к чему-то новенькому.

Берет щеточку, одевает ее на пальчик, крутит некое время Игра накануне кризиса трех лет, позже начинает чистить этой щеточкой зубы, «Все, почистила!» Складывает все игрушки в сумочку «Они ели деревья!»

Сейчас нам тяжело угадать источники ее игровых сюжетов. Свой опыт конкурирует в игре с информацией, приобретенной из книжек и мультов. И новые композиции все более сложных знаков сейчас непредсказуемы.

Обсуждение

Нужно признать Игра накануне кризиса трех лет очень примитивной позицию психолога, считающего, что игра это всего только проигрывание того, что окружает малыша. Просто копировать окружающую жизнь было бы неинтересно. Игра— это сразу процесс и продукт этого процесса. Потому еще более многообещающим является взор на игру как на метод мышления малеханького малыша и средство истолкования его собственного представления Игра накануне кризиса трех лет и осознания мира. Благодаря этому, игра и может служить методом адаптации к меняющемуся миру. Игра появляется из внутреннего чувства неустойчивости, необязательно негативного, может быть, порожденного любопытством либо желанием испытать свои способности. Скопление такового количества новейшей инфы за прошедший год подводит малыша к точке бифуркации. Психика обязана провести реорганизацию системы, чтоб перейти Игра накануне кризиса трех лет в новое состояние. Быстрота перемены смотрится внезапной для наблюдающего, и мы именует это точку бифуркации кризисом 3-х лет

Нас взрослых неудержимо тянет объяснить содержание символической игры малыша. Возможно, взрослый вовлекается в игру и невольно пробует подыграть тому, кто играет, невольно заражается процессом. Но игра это творчество, для которого не существует Игра накануне кризиса трех лет критики. Глубина либо широта символического вида находится стопроцентно в вашей власти. И если игра не имеет цели приобрести какую-то выгоду либо как-то воздействовать на поведение других людей, то она всегда совершенна, потому что отвечает конкретно вашим потребностям, т.е. потребностям самого играющего. Интерпретация игры малыша — задачка очень Игра накануне кризиса трех лет непростая поэтому, что всегда появляются трудности, связанные с предвзятостью наблюдающего, который часто отрешается созидать то, что противоречит имеющимся у него самого предпосылкам. Разумеется, что психологу также присущи определенные стереотипы, и при попытке интерпретировать игру другой личности предвзятость приводит к неверным выводам.

Активное поведение человека проистекает как Игра накануне кризиса трех лет интегративность его различных параметров и свойств, а по сему, рассматривать развитие нужно через системный подход, руководствуясь мыслью целостности особенности. Эта задачка такая, что мы можем нескончаемо приближаться к ее решению, но никогда не сможем решить. Мы анализируем разные механизмы взаимодействия малыша и среды (субъектно-объектного взаимодействия) и пытаемся предсказать нрав реагирования человека Игра накануне кризиса трех лет в сложноорганизованном потоке событий. От психологии как науки нередко ждут пророчества грядущего, но в нашей работе мы только примерно описываем истинное, и полностью не хотим предвещать, какая личность в последствии сформируется.

Предпочтения, проявляющиеся в игре это особенная форма проявления личных возможностей. Ребенок предпочитает этот вид деятельности Игра накануне кризиса трех лет, т.к. становится свободным и, по-видимому, получает чувство личного удобства и чувственной комфортности. В игре может быть и доступно все то, что в реальной жизни полностью нереально и труднодоступно для малеханького человечка. Создавая хотимый символический контекст, в игре ребенок с легкостью преодолевает ограниченность собственных способностей. Способность к символической репрезентации разных Игра накануне кризиса трех лет объектов, людей и их поведения позволяет в предстоящем развивать таковой принципиальный навык как умение созидать аналогии в сложных системах. Человек может полагать будущее только так, как он сможет узреть аналогии в имеющихся ситуация.

Психологи время от времени говорят, что ролевая игра позволяет ребенку представить себя на месте Игра накануне кризиса трех лет других людей и таким макаром расширить диапазон собственных мыслей и эмоций. Это утверждение нельзя ни обосновать ни опровергнуть. Может быть, он тренирует этот навык, а может быть реализует свою потребность подражать и притворяться. Предпочтения, осуществляемые в случайной игре — это свой выбор того либо другого малыша. Мы считаем, что начальный Игра накануне кризиса трех лет энтузиазм к разным коммуникациям людей и подталкивает малыша к проигрыванию этого процесса в игре, что в свою очередь дает возможность поэкспериментировать с различными моделями вербального поведения и узреть, к каким последствиям это может привести.

Игрушки и остальные предметы провоцируют малыша обязательно их потрогать. И у него нет сил этому противостоять. В Игра накануне кризиса трех лет тоже время в его памяти множественные сигналы мира вокруг нас оформляются в определенные образы различной модальности. Эти образы подобно галлюцинациям ясно «звучат и светятся» снутри него. На границе этих процессов и появляется символическая игра. Если внутренние образы довольно ярки, то ребенок не может избежать этого состояния, но Игра накануне кризиса трех лет с другой стороны не существует способности вынудить его это делать. Есть наружные причины, которые оказывают влияние на игру, но нельзя приневолить играть. Игра — это производная от внутренних процессов.

Наблюдения за игрой этого возраста дают психологам подтверждение, что игра служит для организации приобретенной спонтанно инфы, связыванию новых чувств, переживаний, наблюдений в общею структуру Игра накануне кризиса трех лет уже имеющихся представлений.

Следить у малыша преемственность поочередных стадий развития трудно из-за скрытности неких проявлений самого развития. Психологические проявления очень разумеется зависят от нашей нейрофизиологии, достаточной либо недостаточной зрелости отдельных структур мозга. В хоть какой фиксированный момент мы можем констатировать только следы прошедшего, аналоги реального и Игра накануне кризиса трех лет предвестники грядущего. В ранешном возрасте нам служит диагностикой символическая игра, которая имеет в собственном содержании специфично закодированную информацию прошедшего опыта, имеющихся познаний и решаемых ребенком на данном шаге вопросов. Развитие игры в сложную адаптивную систему значит ее свою самоорганизацию. Благодаря рекурсивности игра впитывает порождаемую ей информацию и в Игра накануне кризиса трех лет итоге изменяет природу играющего. Процесс развития приводит к образованию новых алгоритмов, которые средством захвата соединяются с прежними

Воображение начинает употребляться так, что помогает поменять реалистическую ситуацию неизменного неуспеха на символический фуррор, который достигается легкодоступным для малыша на данном шаге психологическим напряжением.

В создаваемой игровой ситуации проявляется потенциал малыша. Тут он делает Игра накануне кризиса трех лет конкретно то, что необходимо только ему, то в чем он испытывает потребность. Создаваемое игровое место всегда изменяется. В этом пространстве ребенок научается неоднократно проигрывать непривычные себе роли, репетировать их выполнение. В игре ребенок позволяет для себя шокировать игровых персонажей, открывать внутри себя разные таланты. Чтоб в один прекрасный Игра накануне кризиса трех лет момент начать импровизировать уже в своей жизни, ребенок кропотливо готовится и репетирует в игре.

Символическая игра показывает синергетическую связь психологического, чувственного, ментального телесного, как подсистем, вовлекаемых в процессы самоорганизации. Конечно, игра не может существовать вне малыша. Символическая игра есть его свой психологический продукт, построенный из числа тех частей восприятия Игра накануне кризиса трех лет реальности, которые могут быть извлечены без помощи других и просто самим ребенком. Символическая игра обоснована возможностью обеспечения одновременности этих процессов.

Заключение

Развитие как игра

Описывая некоторый возрастной шаг в жизни малыша, мы как бы должны в качестве заключения обрисовать заслуги, надлежащие некой ступени. Но т.к. разумеется, что никакой ступени развития не Игра накануне кризиса трех лет существует, то нереально конкретизировать и зафиксировать эти заслуги. Легче обрисовать остановку, чем движение.

Мы не ставили в этой работе цель изучить сам парадокс игры. На наш взор, это явление вообщем не может быть полностью описано вербально. Любая работа, посвященная игре и ставящая собственной целью дать исчерпающее определение игры, подвергается в Игра накануне кризиса трех лет последствии критике за некорректности и упущения. На примере единичного варианта мы стремились указать на значимость самого шага появления и усложнения символической формы игры. Колоссальная роль игры состоит в предоставлении способности одновременного и разнонаправленного развития отдельных свойств и возможностей, умений и способностей, которые в совокупы составляют универсальность и целостность Игра накануне кризиса трех лет личности.

Представленный в данной работе период развития малеханького малыша характеризуется очень видными переменами в двигательных, когнитивных и речевых способностях. Мы могли убедиться, что ребенок в этом возрасте полностью удачно завладевает символической репрезентацией — способностью замещать реальные действия воображаемыми знаками. Знаки в этом случае — это методы сворачивания и разворачивания инфы Игра накануне кризиса трех лет. Потому и можно утверждать, что навык символической репрезентации, содействует усложнению мыслительных процессов малыша.

Разумеется, что символическая игра становится вероятной благодаря достаточному уровню развития памяти, и в то же время, игра содействует запоминанию событий, означает, улучшает память, что также благотворно оказывает влияние на обшее когнитивное развитие малыша. Психическая наука издавна согласилась с Игра накануне кризиса трех лет тем, что область символического сознания человека всходит к ранешным слоям культуры. На сегодня роль и место символической сферы не уменьшились. Технический прогресс, имеющий тенденцию к конкретизации и формализации метода представления инфы, пока не в состоянии вытеснить людскую потребность обращаться к символическим процессам. Чувственная сфера человека становится более Игра накануне кризиса трех лет доступной описанию и осознанию средством апеллирования к символическим категориям.

Конкретно пристрастно-субъективная связь человека с реальностью в конечном итоге становится способна наделить личность энергией, которая вдохновляет его к собственному творчеству. Тогда и личностные смыслы, порожденные наружными предметами и ситуациями, актуализируют мироотношение и определяют наше мировоззрение.

Мы используем игру Веры как иллюстрацию нашей Игра накануне кризиса трех лет теории о наличии тесноватой связи меж развитием символической игры и общим развитием малыша.

Рассуждая о специфике символической игры, психологи обязаны повсевременно уточнять, что они понимают под символической игрой, ибо само слово «символический» благодаря собственному семантическому полю повсевременно уводит наше сознание в область искусства и философии.

В Игра накануне кризиса трех лет силу того, что мы стремились проиллюстрировать и откомментировать появление и развитие символической игры, то, разумеется, что мы не могли коснуться всех заморочек психологии развития. Следует учитывать также, что так как в качестве иллюстративного материала, мы приводим протоколы наблюдения за игрой определенного малыша, то другие личные особенности, также препядствия, возникающие Игра накануне кризиса трех лет при разных отклонениях развития, не отыскали отражения в этой работе. Мы и не ставили впереди себя задачки написания всеобъятного учебника по психологии развития в ранешном возрасте. Эта книжка написана как иллюстрации, которую мы стремились сделать очень выразительной, определенной и, возлагаем надежды, что конкретно благодаря этому, броской.

В ответ на Игра накануне кризиса трех лет вероятную критику в использовании в качестве примера 1-го определенного варианта, мы должны ответить, что в почти всех практических областях употребляется анализ личных случаев. Это принципиальный инструмент для выработки советов, не глядя на препядствия субъективности и неконтролируемости. Анализ личного варианта всегда дает колоритную, приятную, детализированную картину конфигурации целостного индивида на фоне его Игра накануне кризиса трех лет окружения.

Д.Б.Эльконин отмечал, что игра становится основной формой жизнедеятельности малыша, всеобщей и единственной, спонтанно возникающей формой воспитания малышей. Находясь в кругу семьи и семейных отношений, ребенок, по воззрению Эльконина, отражает в играх, приемущественно эти дела. Ребенок желает действовать как взрослый, он весь во власти этого Игра накануне кризиса трех лет желания.

Современные создатели в особенности стремятся выделить сложность в организации хоть какого вида деятельностей «Реальный метод существования человека, заключается в том, что он включен в различные системы отношений. Связь этих отношений, связь различных деятельностей, осуществляемых человеком, их наложение, перекрещивание осуществляется в личности. Все это находит определенное психологическое отражение. Личность и Игра накануне кризиса трех лет ее психика не являются набором отдельных отношений, деятельностей либо процессов и функций. Все эти разные наружные и внутренние содержания в личности перестают быть набором изолированных отдельностей и, включаясь в сложные системы связей, образуют тем новые содержания и надлежащие механизмы, характеризующие целостность людской личности и целостность ее психики». (Непомнящая Н Игра накануне кризиса трех лет.И.). Системный подход определяется тем, что он ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта и устройств, обеспечивающих его

деятельность.

Как мы можем рассматривать природу «развития»? Психологический организм, как такой, повсевременно ведет взаимодействие с раздражителями, составляющими окружающую его среду. Это взаимодействие обычно меняется в процессе приобретения организмом определенного опыта. Обозначенное изменение и Игра накануне кризиса трех лет представляет собой развитие организма и осознать последнее можно будет только в этом случае, если будут выявлены условия с необходимостью приводящие к изменениям взаимодействия организма и среды.

Суть развития это развертывающаяся последовательность актов взаимодействия меж поведением малыша и окружающей средой. И каждый шаг этой последовательности оказывает влияние на последующий Игра накануне кризиса трех лет за ними акт взаимодействия. Анализ развития малыша всегда предполагает установление корреляции с годами. Действия, которые составляют среду развития — это действия, на которые ребенок реагирует. Социальные раздражители принадлежат к числу более принципиальных из числа тех воздействий, которые определяют развитие малыша. В этом процессе важную роль играют социальные подкрепляющие агенты.

По воззрению Игра накануне кризиса трех лет А.Н. Леонтьева мотив ранешних игровых действий малыша фиксирован на потребности овладения миром человечьих предметов. В процессе развития игровой деятельности мотив фиксируется на отношениях людей друг к другу. Особенностью игры с правилами является наличие определенной игровой задачки, но игра при всем этом не преобразуется в деятельность, цель которой Игра накануне кризиса трех лет достижение результата. Мотив игры как и раньше лежит в самом игровом процессе. Драматические игры и игры драматизации Леонтьев считает рубежом дошкольной игры, переходом к неигровым формам деятельности. Игры — драматизации отражают не обобщенное действие персонажа, а обычное. И когда Леонтьев гласит о развитии игровой деятельности, то упомянутые выше формы игровой деятельности не Игра накануне кризиса трех лет рассматриваются создателем как поочередные ступени: один и тот же вид игры можно следить в различных возрастах. (Леонтьев 1944)

Если детский психолог употребляет выражение символическая игра, мы осознаем, что он показывает на игру, в какой находится символическая ситуация. Но если в общении с непосвященным, вы употребите это выражение, то заметите недоумение во Игра накануне кризиса трех лет взоре собеседника. Это понятно. Прилагательное символический мы добавляем тогда, когда конкретно сам предмет реально не представлен, практически отсутствует, а есть только намек, упоминание, замещение, метафора. К примеру, выражение символический шаг мы употребляем тогда, когда конкретно самой ходьбы просто и нет.

Тут символическая игра еще совершенно и не Игра накануне кризиса трех лет игра, а только намек на игру, нам кажется, что ребенок играет, но за этим скрывается другая деятельность. Взрослые склонны именовать это игрой, потому что им кажется, что процесс тренировки, учебы работы смотрится по-другому. На самом же деле в этот момент ребенок повторяет, сочитает, изучит, он тренится, обучается и Игра накануне кризиса трех лет движется в направлении собственного развития. Наружные поведенческие акты малеханького малыша, доступные нашему наблюдению, есть блики и рефлексы глобальных внутренних процессов, которые осуществляются в глубине его психики. Ребенок принуждает играть свои органы восприятия, понуждает их к воспоминанию, к мысленному повторению приобретенных ранее чувств. Символическая игра в возрасте от 2-х до 3-х Игра накануне кризиса трех лет лет это вроде бы игра. А по сути это метод учебы, работы и развития. Но осуществляются они творчески, беспорядочно и непредсказуемо. И снаружи этот процесс смотрится как игра.

Тот возраст, о котором мы тут говорим, показывает наблюдающему безусловную наглядность перехода от сенсомоторного мышления к символическому. Умение оперировать видами Игра накануне кризиса трех лет открывает ребенку путь к произвольному обогащению сферы аффективных переживаний, обеспечивает реализацию собственных интересов в сфере представлений, «как будто» и «понарошку». Ребенок воспроизводит в воображении новейшую информацию, чтоб лучше осознать и связать ее с уже имеющимся опытом.

В этом возрасте плохо разделимы когнитивные и аффективные процессы. Ребенок научается получать познания Игра накануне кризиса трех лет виртуально, и потом в игре производит связывание их с прошедшим психомоторным опытом. То, что нам представляется игрой, для малыша на самом деле оказывается творческой работой по постепенному обогащению внутренней картины мира. И эта картина мира не есть сиюминутная фото либо иконка, а непростая система, свой космос, ишуегшт рте. Внутренний образ Игра накануне кризиса трех лет мира— это бесконечность, находящаяся в личной принадлежности.


igra-peredaj-associaciyu.html
igra-plate-dlya-natashki.html
igra-po-volnam-istorii-02-06-2012-yarmarka-detstva.html