Игра в выжидание Черное и белое - страница 11


Дубль!


В тот вечер я принял приглашение пообедать с женами Кен Арчболд, вкупе с которыми в Токио тормознула Салли. Этот обед доставил мне большое наслаждение. Во-1-х, поэтому, что подавали котлеты из юного новозеландского барашка Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, конкретно то, чего нам недоставало в деревне, а во-2-х, мне не пришлось ворачиваться в олимпийскую деревню, где атмосфера в тот вечер совершенно не благоприятствовала отдыху перед первым забегом на 1500 м Игра в выжидание Черное и белое - страница 11.

За обедом я совершенно было запамятовал об Играх, но зазвонил телефон, и Гарольд Остэд сказал мне, что дожидается меня в деревне совместно с новозеландским послом в Стране восходящего солнца Тэйлором. Извинившись Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 как можно вежливее, я отказался приехать, сказав, что мне очень принципиально отдохнуть перед соревнованиями.

К счастью, из каждого забега в полуфиналы выходило четыре первых плюс два самых стремительных бегуна из числа Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 занявших 5-ое место. Это событие давало мне возможность бежать со значимым припасом.

Мой предстоящий фуррор зависел от того, как просто мне получится пробежать 1-ый забег. По жребию я был должен соревноваться в 3-ем забеге Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, где суровым противником был только Том О'Хара.

Я осознавал, что единственный метод выкинуть меня из предстоящей игры состоит в том, чтоб использовать мою слабость после напряженного конца и установить сильный Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 темп. Дрейфуя на ранешней стадии соревнования, я не знал, можно ли возлагать на легкую пробежку либо следует ждать неизбежного ускорения. Но, к моей радости, никакого роста темпа не случилось. Этот забег был Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 самым неспешным из 4, а мой итог 3.46,8 (я занял 4-ое место в забеге) был самым худшим из всех, которые были показаны спортсменами, пропущенными в полуфиналы.

Мы не стали преследовать бегуна из Кении и прошли Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 прямо за ним в таком порядке: Хольтц, О'Хара и я. На финише мы раз в секунду оглядывались, и нас друг от друга делили только 0,2 секунды.

Джон Дэвис попал также в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 неспешный забег и выиграл его, разделив 1-ое место с Витольдом Бараном и Дайролом Берлесоном (3.45,5). Более резвый забег выиграл британец Алан Симпсон, показавший 3.42,8. В этом забеге пятым пришел никому не узнаваемый югославский бегун, и его Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 итог был 3.43,7. Понятно, что 3.44,0 – метрический эквивалент мили за четыре минутки, и результаты, показанные в забеге с Симпсоном, свидетельствовали, что на старт конца на 1500 м выйдут никак не новенькие.

Но кризис миновал, и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 сейчас у меня перед полуфиналом был денек отдыха. В конец выходили четыре наилучших из каждого полуфинала и один 5-ый с лучшим временем. В свободный денек днем я пробегал час легкой трусцой, а Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 в денек полуфинала сделал то же самое в течение получаса перед завтраком. После этих пробежек я ощутил, как мои ноги наливаются силой.

В моем полуфинале бежал француз Мишель Бернар Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, энергичный бегун, предпочитающий лидировать. Конкретно он на Олимпийских играх в Риме открыл дорогу Герберту Эллиоту к мировому рекорду на 1500 м. Другие участники забега, сознавая, что один из бегунов мирового класса будет исключен на финише из Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 предстоящей игры, и, возможно, надеясь уладить вероятное поражение перспективой оказаться пятым 6егуном с лучшим результатом, преследовали Бернара с особым рвением. Я тихо бежал в хвосте забега. Уже после первого Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 круга гонки 17-летний янки Джим Райан приметно отстал и позже добрался до финиша только последним за 3.55,0. Я бежал совсем неосведомленным относительно промежных результатов. Я сознавал, что темп бега высок, но ощущал, что полностью с Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 ним справляюсь. По сути бег был так резвым, что на последних 200 м спринтовать никто уже не мог. Я не собирался выигрывать полуфинал и все таки первым пришел к финишу, поворачивая голову Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 то вправо, то влево, рядом с Витольдом Бараном. Мое время 3.38,8 в точности приравнивалось наилучшему результату Мюррея Халберга: он показал его в Осло в 1958 году, окончив бег сзади Эллиота. Джон Уэттон прибежал пятым Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 за 3.39,9. Этот итог принес бы ему победу во 2-м полуфинале, где места разыграли тактически с отрывом само мало в 10 ярдов.

2-ой полуфинал принудил новозеландцев чуть-чуть понервничать. На финише за третье место сражались сходу Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 четыре бегуна, и одним из их был наш Джон Дэвис. Всем дали один и тот же итог – 3.41,9. Очевидно, двое из этой группы сейчас должны были быть отсеяны, и нам Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, наблюдавшим бег, казалось, что в числе этих 2-ух будет и Джон. В ожидании судейского решения мы не находили для себя места, но в конце концов объявили результаты этого полуфинала, и Джон оказался Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 третьим.

Резвый темп, установленный с самого старта Бернаром, оказался роковым для большинства финалистов из нашего полуфинала. Уэттон сумел показать в конце только 3.42,3, Баран – 3.40,3, Бернар – 3.41,2. Даже я сам не представлял для себя полностью, какую Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 значительную часть моих сил унес этот полуфинал, до того времени, пока не начался финишный забег.

В остаток денька, чтоб снять тяжесть в ногах, я пробежал около часа трусцой и в утро конца пробудился достаточно Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 свежайшим. Наш конец совпал с состязанием марафонцев – его ждали в Токио с огромным нетерпением, и когда мы с Джоном и марафонцами новозеландской команды Джеффом Джулианом, Реем Пэкеттом и Иваном Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Китсом готовились к отъезду на стадион, до меня в первый раз дошло, как большей популярностью пользуется в Стране восходящего солнца марафон в сопоставлении с беговыми видами на дорожке. Джеффа, которому со денька его Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 прибытия на Игры пресса уделяла настолько огромное внимание, что мы окрестили его «Королем», окружало несколько фотографов и репортеров, фиксировавших каждый элемент его изготовлений. Машина была создана для всех нас пятерых, и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мы с Джоном точно высчитали, когда нам следует выезжать, чтоб добраться до стадиона в необходимое время и не форсировать разминку. Но прошло целых 5 минут после назначенного времени отъезда, а мы все еще не могли Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 уехать. Марафонцы продолжали суетиться, бегая то за вазелином, то за кусочками лейкопластыря, Может быть, они желали еще чуть-чуть попозировать – не знаю.

Перед самым стадионом нам пришлось пробивать для себя дорогу через огромные Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 толпы людей. Очевидно, они собрались тут, чтоб поглядеть марафон. Разминочная площадка казалась пустынной, и мне пришло на разум, что наш конец для зрителей просто средство заполнить время в ожидании Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, когда вернутся их марафонские повелители.

Сейчас мои конкуренты, казалось, разминались наименее энергично, чем ранее. Они больше, чем обычно, бегали трусцой вокруг дорожки и в наименьшей степени, чем всегда, шли на ускорения в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 полную силу. Погода была прелестной, все вокруг было залито солнцем, и теплый, чуть приметный ветерок полоскал флаги над стадионом. Мы еще не окончили разминку, а марафонцы уже приняли старт и, покинув стадион, направились в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 собственный дальний путь.

Моя уверенность, окрепшая после победы на 800 м, еще больше возросла, когда, пробежав собственный полуфинал на 1500 м, я увидел, что на сто процентов вернул свои силы. Я был, но Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, твердо настроен идти лишь на победу и не мыслить ни о каком рекорде. Передо мной стояла задачка – как можно подольше выжидать и как можно более сконцентрироваться только на достижении победы. Я знал, что Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Джон хочет перевоплотить конец в суровое добросовестное соревнование и не допустить таковой ситуации, когда после вялого темпа в протяжении всей дистанции 1-ые места разыгрываются в суматохе на финише и достаются обычно лучшим спринтерам Игра в выжидание Черное и белое - страница 11.

К этому времени я уже успел полюбить 1500-метровую дистанцию. До Токио ничего подобного я за собой не замечал. Бег на 1500 м неплох тем, что старт дается с кривой полосы Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 сначала прямой, обратной финальной; и потому чуть только бегуны успевают поместиться, как вдруг оказывается, что остается бежать три круга. Это открытие всегда меня веселило.

Бернар провел нас 1-ый круг за 58 секунд. Конкретно за ним Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 шел Берлесон, а дальше держались все мы, целой группой. Я бежал потихонечку в конце забега. Достигнув полосы старта, Бернар вдруг замедлил бег и, оглянувшись вспять, сделал жест, приглашающий идущего за ним бегуна Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 взять лидерство. Сложилась смешная ситуация, так как шедший за Бернаром Берлесон ни за что на свете не возжелал бы оказаться впереди всех так рано.

В состязании наступила стыдливая передышка. Мы протрусили практически целых Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 200 м, пока в конце концов Джон, который намеревался обострить состязание за 600 м до финиша, не вышел вперед, подстегиваемый длительной нерешимостью собственных врагов и никчемной для него растратой времени. В Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 его же собственных интересах необходимо было сделать бег напряженным. Вот почему, выходя на финальную прямую во 2-ой раз, он обошел несколько бегунов и стал фаворитом на круг ранее, чем планировал.

Отметку 800 м Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мы прошли ужаснее 2-ух минут, и в это время я перебежал на 2-ое место, прямо за Джоном. У меня не было намерения начать ранешний рывок, но я все таки предпочел не оставаться Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 в группе.

Я так боюсь попасть в «коробочку», что очень нередко бегу далековато от бровки, но тогда, до того как я успел об этом пошевелить мозгами, мы вышли на прямую за круг Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 до финиша, бегуны начали перестраиваться, чтоб занять место, комфортное для финального броска, и я в мгновение ока оказался заблокированным.

Я решил не повторять проделанный мной в конце на 800 м маневр с следующим обгоном Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 всего забега, чтоб вернуть для себя инициативу, и решил выпутаться прямым методом. К счастью, для собственного освобождения мне не пришлось прибегать к такому неучтивому средству, как отпихивание противника локтями, вещь рядовая для таких соревнований Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Когда мы бежали по виражу, я просто повернул голову и поглядел, кто пристроился сзади. После чего я выдвинул вперед правую руку, наподобие того, как это делает мотоциклист, желающий показать Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, что он желает повернуть. Я вздохнул с облегчением, когда увидел, что Джон Уэттон, бежавший впритирку к моему плечу, как и подобает истинному британскому джентльмену, предупредительно посторонился. Освобождение оказалось необычно обычным.

Вперед с массивным Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 ускорением вырвался Баран, но сейчас, когда мы бежали по предпоследней прямой, я был в неплохой позиции и ничего уже не страшился. Я ощутил маленькое утомление – последствия проведенных состязаний давали себя знать Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 – и потому решил отложить заключительный рывок до входа в последний вираж. Я бежал свободно, уверенный, что стопроцентно контролирую состязание, и за 200 м до финиша начал решительный спурт. Когда я вышел вперед, у меня появилось странноватое Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 чувство, как будто все другие только и ожидали, когда я сделаю вызов, считая его непредотвратимой частью соревнования, предупредить которую было не в их власти.

Выходя на последнюю прямую, я ощущал, что Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 могу, если пригодится, прирастить скорость бега, но, оглянувшись вспять, я увидел внушительную брешь и сообразил, что подстегивать себя мне не придется. Во всяком случае, я пробежал последние 100 м с еще наименьшим напряжением Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, чем во время финишного забега на 800 м.

Позже я был изумлен, лицезрев, что на последнем круге я показал 53,2, а последние 300 м прошел за 38,6, что соответствует темпу 400 м за 51,5 секунды. Мой итог на финише Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 3.38,1 был существенно ужаснее мирового рекорда Герба Эллиота (3.35,6), но все таки смотрелся хорошим, если учитывать напряженность первых забегов и неспешное начало самого конца.

Пробежав линию финиша, я обернулся и увидел Джона, направлявшегося в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мою сторону. Глаза его поблескивали, а губки растянулись в широкой ухмылке. Я сообразил, что он тоже выиграл медаль. Он подбежал ко мне, поздравил с победой и пару раз выразил сожаление, что Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 пришел только третьим, а не вторым. Все таки он был по-настоящему счастлив от собственного выступления, и мне было обидно, что я не только лишь не посодействовал ему, но даже мало навредил Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Когда я сделал рывок, несколько бегунов потянулись за мной, и посреди их был Алан Симпсон, более резвый в спринте, чем Джон, Алан встал на дороге у Джона, и пока тот Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 пробовал его обойти, Йозеф Одложил смог перескочить на 2-ое место.

Когда группа новозеландских спортсменов появилась на травке у гаревой дорожки, я ощутил, как снутри меня подымается волна гордости за Новейшую Зеландию, завоевавшую Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 в одном виде сходу две медали. Скоро из Еношимы пришло сообщение, что новозеландская команда «летучего голландца» выиграла для нас еще одну золотую медаль.

За церемонией награждения последовала неминуемая пресс-конференция. Посреди данных мне Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 вопросов был таковой: «Что вам произнес Берлесон после конца?» Этот внезапный вопрос последовал от южноамериканского журналиста.

Когда мне задали этот вопрос, я вспомнил, что Берлесон был, пожалуй, единственным бегуном, который после забега не Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 произнес мне ни одного слова. Я не желал, чтоб этот журналист написал о Берлесоне как о нехорошем спортсмене. Таковое, в случае если я признаюсь, что Берлесон просто не подошел ко Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мне, представлялось мне очень возможным. Я попробовал избежать инцидента, заявив, что не жепаю отвечать на данный вопрос.

Я не знал тогда, что Берлесон посетовал, как будто я затер его, и что репортер решил узнать Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, сетовал ли Берлесон мне. По этой причине моя увертка, изготовленная из хороших побуждений, представлялась совершенно в ином свете, и в итоге в репортерском отчете появился таковой абзац: «Что бы ни произнес Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Берлесон Снеллу после окончания конца, наверное это попало в цель, так как Снелл отказался сказать, что это было».

Я присоединился к Артуру и репортеру новозеландской радиовещательной компании Лэнсу Кроссу, и мы Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 стали смотреть за ходом марафона по телеку, установленному в радиобудке. С этого места отлично просматривался стадион, и мы были очевидцами необычного триумфа Абебе Бикилы и драматического поражения японского марафонца Чубарейя, который забежал на стадион вторым Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, на 10 ярдов впереди британца Бэзила Хитлея, и был бесчеловечно отброшен последним на заключительных 200 м.

Я испытал большущее волнение, смотря на умопомрачительный итог Абебе Бикилы,– такое же чувство у меня вызывали Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 позже выступления Рона Кларка в Америке и Европе. Перед достижениями величавого марафонца мои собственные результаты казались мне малозначительными. Когда Бикила финишировал, зрители уставились на него, ждя, как поведет себя человек, показавший Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 настолько превосходный итог. Бикила просто обвернулся в кем-то предложенное ему одеяло, протрусил в середину поля, сделал там несколько упражнений и потом бесстрастно раскланялся на все четыре стороны. Я был склонен мыслить Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, что жители страны восходящего солнца переживают победы в неких видах с неестественным энтузиазмом, но то, что случилось на стадионе после чего, сделало приветствия в других видах подобием обходительных рукоплесканий где-нибудь на благотворительном вечере.

Сейчас Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мы с нетерпением ожидали возникновения наших ребят. Когда часы отстукали 2 часа 20 минут, Артур произнес: «Сейчас они появятся». Прошло еще 5 минут, и он не произнес ничего. Он смотрелся разочарованным.

В Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 конце концов на стадион забежал Рей Пакетт. Вид у него был невеселый, и на финише он смотрелся разбитым. Разумеется, покоробленная ступня причиняла ему нестерпимую боль.

Спустя несколько секунд в воротах появился Джефф Джулиан, и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 когда, заканчивая последний круг, он вдруг поднял руки над головой и помахал ими в массу, мне вдруг вспомнилось: «Король погиб, да здравствует повелитель!».

Поджидавшие марафонцев официальные лица кинулись к раздевалке Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, которая меж тем наполнялась жертвами прошедшего состязания. Наверняка, из всех новозеландцев больше всего досталось Ивану Китсу. Он натер для себя ноги неописуемо очень, Мюррей Халберг, настроенный обычно против Китса, проникся к нему симпатией Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, когда понял, с каким мужеством Китсу пришлось пробивать для себя дорогу.

Что все-таки случилось с этими 3-мя? Любой из их мог бы без усилий показать в тренировке 2 часа 20 минут, и все таки на Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 финише они были только «в числе других». Может быть, их заключительная прикидка была проведена очень близко к состязанию? Какова бы ни была причина их беды, Артур очень горько переживал. Перед Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Играми ему пришлось много потрудиться, чтоб уверить соответственных лиц, что посылка на Олимпиаду сходу 3-х марафонцев будет оправдана их плодами.

Тот вечер мы с Салли провели в компании австралийцев и новозеландцев. С Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 нами были Рон Кларк с супругой, Тони Кук, Олби Томас, Тревор Винцент, Мюррей, Билл Бейли, Джон Дэвис и Артур. Все мы были голодны, потому что пропустили ужин в олимпийской деревне, и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 потому без колебаний приняли приглашение на банкет, организованный «Америкэн Трэк энд Филд Ньюз». Но, во-1-х, ужин в японском стиле был не совершенно то, чего мы желали, а во-2-х, все утехи свелись к Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 сериям интервью с тренерами и спортсменами и к подсчету добытых очков на Играх.

Так как америкосы загребли золотые медали во всех беговых видах, исключая бег с препятствиями, выигранный Гастоном Рулантсом, мои два вида Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 и марафон, вы сможете для себя представить, что это был за вечер. И, хотя мы высоко ценили янки за их спортивность, стойкость и самоотдачу, приблизительно через час барабанной трескотни посчитали за наилучшее Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 поскорее уда литься.

Единственное развлечение на этом банкете для нас организовали Билл и Джон. Билл, желая выразить свое отношение к японским кушаньям, отрадно сжевал несколько гвоздик и предложил Джону Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 сделать то же самое с хризантемами. Джон с игривой миной откусил один раз и стремительно отыскал, что хризантемы наименее съедобны, чем гвоздики.

Некое время мы шатались по городку, примериваясь к ночным клубам, и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 в конце концов основались в одном, достаточно обычном – заполненном западными дельцами средних лет, которые посиживали там в обнимку с япошками. И опять Билл освободил нас от скукотищи, выступив по своей инициативе Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, и не без фуррора, в клубном шоу. Представление включало стриптиз в выполнении достаточно средних танцовщиц-гейш. Одна из этих дам допустила неосторожность, танцуя очень призывно совершенно неподалеку от Билла. Внезапно для всех Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Билл схватил ее и в один момент очутился на эстраде. Он тотчас начал плясать, а позже решил проявить себя и в стриптизе. Поначалу он снял пиджак, позже галстук, сорочку, в конце концов майку и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 носки. Танцовщица наигранно испугалась, и Билл, намеревавшийся стащить с себя штаны, тормознул. Он покинул эстраду под гром рукоплесканий.


^ Заместо отдыха – новые тесты


На последующее утро мы с Салли решили посетить известный многими Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 храмами Никко и высокогорное озеро Чузенджи. Стояла осень, и, когда мы добирались к озеру по зигзагообразному шоссе, все вокруг было умопомрачительно красноватым и желтоватым. Мы тормознули в гостинице, где номера были Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 обставлены в японском стиле, включая кровать на полу. Красот озера нам, но, узреть не удалось – всегда шел дождик. За денек до намеченного срока мы снялись с места и возвратились в Токио, где успели поглядеть Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 церемонию закрытия Игр.

Йозеф Одложил входил к нам в мое отсутствие и оставил мне подарок – несколько почтовых открыток, альбом с цветными фото видов Чехословакии и меленькую пепельницу из чешского стекла. Я ответил Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 на этот дружественный жест.

Скоро выяснилось, что Артуру представилась красивая возможность разузнать у Йозефа, может ли тот посетить Новейшую Зеландию сразу после закрытия Олимпиады.

В таких делах Артур действует лучше всякого Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 уполномоченного. Спортсмены отлично знают, кто таковой Артур, они знают, что он необычно любит легкую атлетику, что они могут гласить с ним откровенно, и при всем этом он никогда не попробует извлечь из их какую Игра в выжидание Черное и белое - страница 11-либо корысть. Они стопроцентно доверяют Артуру и там, где могли быть аккуратны, имея дело с незнакомым человеком. Все таки способности Артура ограничены, и он действует только только на убеждении, что Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 его мировоззрение отыщет поддержку в Новейшей Зеландии.

В организации поездки Одложила в Новейшую Зеландию Артур достигнул восхитительного фуррора. Ему удалось не только лишь обеспечить приезд Йозефа в нашу страну сначала ноября Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, да и устроить эту поездку без менеджера.

Церемония закрытия Игр была спланирована таким макаром: впереди шли знаменоносцы участвовавших в Олимпиаде государств, а потом все другие участники, перемешавшись как может быть, чтоб выразить этим дух олимпийских Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 игр. В этой непосредственной обстановке единственными, кто подходил к этому делу церемонно, были жители страны восходящего солнца.

Пронеся флаг, я стремительно ушел со стадиона и возвратился в гостиницу.

Я начал ощущать Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 упадок сил – обыденное следствие после огромных достижений. После конца на 1500 м я никогда не тренился, и напряжение 6 состязаний за восемь дней стало отражаться на моем физическом самочувствии.

В довершение этого я Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 отыскал, что мне предстоят томные времена. Чтоб достигнуть чего-то в Токио, я расточал свои припасы сил и энергии, обещая для себя отдых после Олимпиады. Но сейчас появлялась идея: не следует ли мне Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 попробовать извлечь из собственной спортивной формы, которая, может быть, никогда более не будет настолько высочайшей, еще несколько достижений? Раз я с таким трудом вошел в собственный пик в Токио, почему не попробовать сейчас Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 использовать его для установления новых глобальных рекордов. Разумно?

Все таки, если мне придется, как я ранее планировал, отправиться в прощальное турне по Европе, значимым будет возобновление постоянной тренировки как можно быстрее Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Но как это сделать, когда после Игр к для тебя проявляют настолько огромное внимание и начинается летний сезон в Новейшей Зеландии? Очень тяжело не считаться с давлением, которое будут на меня Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 оказывать, вправе требуя от меня выступлений, раз я в хорошей форме. И разве можно отрешиться от выступлений для клубов, бьющихся в тисках денежных затруднений? Единственной почтительной предпосылкой вероятного моего отказа могли Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 быть мои личные планы показать чего-нибудть стоящее в Европе, но какие у меня права гласить и мыслить об этом?

Все таки я отыскал легкий метод избавиться от этих заморочек. Я решил, что позволю использовать Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 себя только в ограниченной степени, утешив себя идеей, что мне никогда больше не придется быть победителем на 2-ух олимпийских дистанциях.

Новозеландская ассоциация подготавливала турне янки, планируя провести его в конце Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 декабря – январе. Это устраивало тех спортсменов, которые только-только входили в свою летнюю форму, и было совсем бесперспективно для тех, кто попробовал бы удержать собственный пик, достигнутый в Токио. Оклендский центр, со собственной стороны Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 беря во внимание, что незамедлительная организация соревнований даст самую большую финансовую выгоду, запланировал два больших соревнования на середину ноября. Эти соревнования предполагалось провести на гаревой дорожке в Вестерн-Спрингз.

Мы с Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Мюрреем понимали, что 1-ая наша обязанность – выполнить долг перед родным клубом Оуэйрейка, перед нашими товарищами, по хорошей воле освободившими нас от морок, связанных с добычей средств для обычной работы клуба,– безграничных Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мытарств с лотереей и другими финансовыми мероприятиями. С такими вещами в Новейшей Зеландии имеет дело, наверняка, каждый спортсмен. Мы понимали, что помощь товарищей позволила нам стопроцентно сконцентрироваться на выполнении наших тренировочных планов, а потому Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 считали, что они должны получить свою долю от денежного бума, который обещали наши успехи в Токио.

Я объявил, что попробую побить мировые рекорды на 1000 м и милю, и соответственно было решено Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, что сбор с первой пробы – забега на 1000 м – будет отдан клубу Оуэйрейка, а со 2-ой – на милю – Оклендскому центру. Такое рассредотачивание не оскорбило никого, включая и тех, кто настаивал на том Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, чтоб все соревнования проводились для выгоды всех спортсменов, а не только лишь отдельного клуба.

Йозеф Одложил, прибыв в Новейшую Зеландию, смотрелся умопомрачительно свежайшим после долгого перелета. Он вел себя по-мальчишески конкретно и потому Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 приглянулся всем, кто встречался с ним в Новейшей Зеландии.

Новозеландцы, склонные мыслить сами либо благодаря пропаганде, что людям из коммунистических государств судьба не дает способности нередко смеяться, казалось, с Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 экстазом находили в Йозефе опровержение собственных убеждений.

Мы решили, что Йозефу лучше будет жить в личных домах, чем в отеле, чтоб он лучше вызнал, как живут люди в Новейшей Зеландии. По собственному опыту Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 я знаю, что нельзя получить верное представление о стране, сообщаясь только меж отелем и беговой дорожкой. Мы предприняли ряд мер, чтоб чехи, живущие в Новейшей Зеландии, не имели никаких способностей попортить ему пребывание Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 у нас своими дискуссиями о политике.

Мы ценили, что в собственной стране Йозефа поставили высоко, и нам нравилось, что он любит свою страну. Мы не желали, чтоб эмигранты пробовали посеять в его Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 душе сомнения собственной своей разочарованностью.

1-ые три денька Йозеф жил у нас в небольшом доме в порту Шевалье. Я был немного сконфужен, так как из-за малой площади ему приходилось спать на складном Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 диванчике в гостиной.

Но, так как мы с Салли были заняты на работе, наш дом был для него не самым наилучшим жилищем. Оставшееся время он провел в Окленде у Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 головного управляющего компании Ротменов Кена Симича.

То событие, что британский Йозефа был не в особенности неплох, периодически вызывало заблуждения, но зато это нередко было источником веселья, когда он, бывало, за обедом, как цирковой Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 артист, жонглировал англо-чешским и чешско-английским карманными словарями, чтоб подыскать необходимое слово для продолжения остановившейся беседы.

Он с полной готовностью врубался в наши дела. Когда я тренился на травке, он Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 тоже тренился на травке. Если я выходил на шоссе, он тоже выходил на шоссе. Сознавая, что он не привык бегать по асфальту, я старался искать трассу с травяным покровом, чтоб облегчить ему бег.

В доме Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Симичей Йозефа окружали малыши – две девченки 10 и 13-ти лет и мальчишка восьми либо 9 лет. Они контактировали с ним еще лучше, чем взрослые, наверняка, поэтому, что лучше понимают и в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 основном употребляют безгласный язык жестов, а может быть, поэтому, что дискуссии на злость денька у малышей требуют еще меньше слов, чем у взрослых.

Если не считать разницу языков, возможно, единственное, в чем нашлась разница Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 меж нашим образом жизни и жизнью Йозефа, состоит в том, что ваза с фруктами, которую я выставлял каждое утро в его комнате, к вечеру оказывалась постоянно пустой. Фрукты в Чехословакии стоят недешево Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Когда же я гостил в этой стране, Йозеф практически ими меня засыпал.


Безумный бег


Рекорд на 1000 м, который я намеревался побить, принадлежал Зигфриду Валентину из ГДР и был равен 2.16,8. Чтоб показать таковой Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 итог, необходимо было пробежать 1-ые 800 м за 1.49,0 и оставшиеся 200 за 27,8. Совладать с задачей, таким макаром, представлялось очень обычным делом, но мы ухитрились сделать для себя немалые трудности.

Оклендский спринтер Рекс Дэбб согласился Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 посодействовать мне на первых 400 м. К несчастью, он поставил на 200-метровую отметку (от старта) секундометриста, и последний чуть не лишил меня рекорда.

На стадионе было 12 тыщ зрителей, когда мы выстроились на Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 линию старта. Нам предстояло пробежать два с половиной круга. Со старта, как и планировалось, Рекс вышел вперед и предложил, как мне показалось, очень высочайший темп. Я отпустил его приблизительно ярдов на 5. Моей целью был высочайший Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 итог, и я не желал утратить на него всякую надежду из-за убийственной скорости на первом круге.

Пробегая мимо секундометриста, я услышал: «Двадцать 6!». Я тотчас немного сбавил темп, так Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 как планировал пробежать 1-ые 400 м только чуточку лучше 54 секунд. Через 100 м я подошел впритирку к Рексу, и мы приготовились слушать промежуточное время первого круга.

Меня точно дубиной хватили по голове, когда секундометрист кликнул Игра в выжидание Черное и белое - страница 11: «Пятьдесят 5!». Оказывается, на 200-метровой отметке он опоздал кликнуть итог Рексу впору, и «двадцать шесть» я отнес на собственный счет. Позже Йозеф признался, что его тоже эти «двадцать шесть» сбили с толку. Вроде бы то Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 ни было, я был потрясен. Рекорд ускользал из моих рук, а этого я допустить не мог. Чтоб ухватить его покрепче, я немедля прибавил темп. 800 м я прошел за 1.49,5 и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 на последних 200 м сражался как одержимый, чтоб оторвать от рекорда всего две десятые секунды. Этот забег был одним из числа тех, в каких я не сумел показать всего, на что был способен. В Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 этом случае я был должен накладке секундометриста, чья неверная информация привела к непростительной растрате драгоценного времени.

Как обычно, мы арендовали Вестерн-Спрингз у оклендских организаторов мотогонок, и я чуть ли не Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 зарыдал, когда в заключение соревнований бегунов прекрасная беговая дорожка была начисто испорчена гонками на байках с колясками. Работа по приведению дорожки в порядок, требовавшая многих часов, была уничтожена за несколько секунд. С Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 горечью я задумывался о том, что в оставшиеся 5 дней предстоит очередной вечер мотогонок, и потому никакие усилия, сколь бы кропотливыми они ни были, не приведут дорожку в прежнее состояние.

В это время я много не Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 тренился. Вечерами бегал трусцой совместно с Йозефом, и в одну из таких пробежек, к немалому моему удивлению, он предложил мне посодействовать с темпом на милю. Но мой план в забеге Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 на милю был готов. Чтоб не попортить дело неспешным началом, как это было, к примеру, в Вангануи в 1962 году либо на только-только прошедших 1000 м, я решил обеспечить для себя маленькой припас Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 времени. Я планировал пробежать 1-ый круг за 58 секунд, а 2-ой за 59. В сумме это даст на полмили 1.57,0 и, если я пройду 3-ий круг за 60 секунд, на три четверти мили пригодится 2.57,0. Это даст Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мне припас в три секунды по сопоставлению с графиком тех 2-ух состязаний, в каких я пробежал милю лучше 3.55,0.

Мне казалось, что Джон и Йозеф на этой стадии бега еще будут управляться с Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 темпом, а потому острота борьбы остается и на последних 300 ярдах.

Молодой энтузиаст из старенького клуба Джона в Пьютаруру Билли Сатклифф согласился провести нас на первом круге, а протеже Билла Бейли Ким Мак Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Дэлл обещал на втором уложиться за 1.57,0.

1-ое состязание на 1000 м сделало нужную рекламу, и сейчас Вестерн-Спрингз заполнили 25 тыщ человек. Был тихий, пасмурный вечер – потрясающие условия для соревнований, и бегуны не подкачали Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Перед нашей милей была проведена миля для юниоров, где в захватывающей борьбе на последних 220 ярдах 17-летний Рекс Мэддафорд установил новый рекорд страны, показав 4.08,2. Я помогал Рексу советами в тренировке и испытывал Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 глубочайшее ублажение, смотря на его бег.

Выстрел привел в движение наш забег из восьми бегунов, и Сатклифф пошел вперед, точно ему предстояло пробежать всего 800 м. За ним энергично пошел Мак Делл. Стряхнув предстартовое оцепенение Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, я принялся их преследовать, но ощутил, что темп бега очень высок

Двое фаворитов вышли из первого поворота, имея два ярда отрыва. Одномоментно появилась неувязка – что делать? Бежать ли в предложенной скорости и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 извлечь выгоду из преследования либо попробовать установить свой темп?

Я решил рискнуть и избрал 1-ое. Позже, задумывался я, я смогу всегда сбавить. Мы практически пропархали 1-ый круг, показав 56 секунд. Никакого напряжения, но Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, на этой стадии еще не чувствовалось.

Мак Делл, жаждущий выполнить свое предназначение, перехватил лидерство. Сатклифф начал отставать, уходя в хвост забега,– он истощил себя. Ким бежал энергично и ровно. Преследовать его было очень комфортно Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Я осознавал, что бег не на шуточку острый, но ощущал себя просто, и когда Ким, выходя на прямую, снизил скорость, я поддался неудержимому желанию продолжать бег в том же темпе и Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 обошел Кима на 800-метровой отметке. Сейчас я состязался только с временем и совсем не ощущал собственных конкурентов, ни Джона, ни Йозефа. Полмили были пройдены за 1.54,0, на три секунды резвее, чем Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 я запланировал.

Мой опыт и здравый смысл давали подсказку мне, что такое положение длительно продлиться не может. И все же я предпочел продолжать. Я был должен продолжать. Хотя в этот убийственный темп и был вовлечен Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 не по собственной воле, я уверил себя, что ничего ужасного нет и что, в конце концов, эти соревнования могут принести мне итог кое-где около 3.50,0. Разве в Крайстчерче, пройдя первую половину дистанции Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 за 50 секунд, я не выдержал? Почему же сейчас я не справлюсь со собственной задачей? Обстоятельств, уверял я себя, для этого нет.

Размышляя схожим образом, заместо того чтоб сбавить темп и пройти Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 3-ий круг за 62 секунды, что оставляло бы мне целую секунду в припасе против намеченного графика, я продолжал поддерживать напряжение.

Приблизительно посреди третьего круга, за 660 ярдов до финальной черты, кислородный долг в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 первый раз заявил о для себя. В течение нескольких секунд мои ноги, работавшие еще мгновение вспять настолько очень и энергично, востребовали передышки. Я не направил на это внимания. Я лицезрел впереди себя Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 рекордное время и жаждал его достигнуть. Я продолжал пробиваться вперед, сейчас уже с не малым трудом.

Уже на этой стадии бега я растерял расслабление. Мне необходимо было раз в секунду тужиться Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, чтоб поддерживать прежние ритм и темп бега. Вот и гонг. Я заканчивал прямую, чуть волоча ноги. Сейчас необходимо сделать очередное сверхусилие, чтоб пройти оставшийся круг. С не малым напряжением я ожидал, когда выкрикнут Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 промежный итог, надеясь получить стимул, в каком на данный момент отчаянно нуждался.

«2.54!» Не считаясь с терзающей меня идеей, что все, что у меня осталось, следует приберечь на последние 250 ярдов, я опять подстегнул темп Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Когда преодолевал предпоследний вираж, наступившее утомление развеяло последние остатки самоконтроля. Внезапно и в первый раз в жизни я вдруг увидел стадион. Я нашел, что прислушиваюсь к реву трибун и будто бы Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 стараюсь отыскать в нем опору, чтоб вынудить вялые ноги двигаться резвее. И все таки казалось, что от моих стараний вынудить себя бежать скорость понижалась еще только резвее. В почти всех соревнованиях мои мускулы Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 стонали от боли, в почти всех соревнованиях я подходил к заключительной стадии утомленным, но я всегда был в состоянии извлечь из глубин собственных резервов фантастически резвый финиш. Сейчас все резервы были исчерпаны Игра в выжидание Черное и белое - страница 11. Не оставалось уже ничего, решительно ничего.

Ободряемый ревом толпы, я все таки каким-то образом смог выдержать на последних 200 ярдах. Это был отчаянный бег, автоматический, без всяких признаков вдохновения. В сознании Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 мерцала идея: рекорд побит. Я уже осознавал это, когда услышал, что пробежал три четверти мили за 2.54,0.

Вспоминая этот забег на данный момент, я убежден, что будь рекорд, на который я покушался Игра в выжидание Черное и белое - страница 11, чуток выше либо состязание в забеге чуток острее, я сумел бы совершить еще большее, невзирая на то, что на последнем круге был практически вполне обезоружен как на физическом уровне, так и морально Игра в выжидание Черное и белое - страница 11.

Но я показал итог, ставший новым мировым рекордом – 3.54,1 и превосходящий установленный мной в 1962 году рекорд на 0,3 секунды. Джон и Йозеф изо всех сил старались уменьшить разрыв на горьком для меня последнем круге, и меж Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 ними была отчаянная борьба, в какой одолел Йозеф, доказавший, что он был на Играх вторым не случаем. Он выиграл у Джона 0,4 секунды и показал 3.56,4. Для всех нас результаты в этом забеге были Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 личными рекордами.

Позже неким профессионалам не стоило никакого труда найти, что я провел это соревнование тактически некорректно. Я осознавал это сам. Как человек конкретно пострадавший, я отдавал для себя в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 этом отчет лучше хоть какого. И все таки, взвешивая все «за» и «против», я убежден, что этот бег многому меня обучил. В первый раз на миле я загнал себя до максимума. Я задумывался, что Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 в состоянии пробежать милю за 3.50,0 либо лучше. Сейчас я увидел, что для этого необходимо быть только отлично приготовленным. Мое состояние в тот вечер было уже далековато не таким неплохим, как в Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 Токио, хотя это и обнаружилось только в заключительной части соревнования. Я также немедля принял решение, что схожий бег никогда более не повторится.

Как очень это соревнование опустошило меня, обнаружилось спустя четыре денька Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 на миле в Вангануи. Перед большой массой, ожидавшей от меня поразительных достижений, я смог показать только 4.03,9. Джон, у которого я без особенного блеска выиграл на финише, показал 4.05,2.

Сначала декабря мне совместно с Джоном Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 и Мюрреем предстояла поездка в Австралию на соревнования в Мельбурне. Я решил, что мне следует покончить с бездельничанием, и стал делать несколько более напряженную программку, чем легкий бег трусцой. В Мельбурне Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 я испытал огромное наслаждение, побив государственный рекорд, установленный Лэнди и Эллиотом. Я пробежал милю за 3.57,6. Джон, страдавший от сенной лихорадки, бежал далековато сзади, а австралийская оппозиция была настолько слабенькой, что я Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 был обязан взять лидерство за круг до финиша, чтоб показать солидное время. Мюррей пробежал три мили за 13.31,0, тогда как мировой рекорд Кларка был равен 13.07,6.

Впервой после 1958 года, когда я начал серьезно трениться, мне удалось провести Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 рождество и новогодний праздничек не участвуя в соревнованиях.

В тот памятный год меня одарили орденом Английской империи. Не считая этого, я получил несколько наград как «лучший спортсмен года». Я мог записать Игра в выжидание Черное и белое - страница 11 в собственном дневнике, что 1964 год был для меня счастливым.



igra-kosmicheskaya-fantaziya.html
igra-krokodil-24-aprelya-2013-g-v-14-00-igra-krokodil.html
igra-kto-skoree-soberet.html